Уже третий год подряд жизнь Ольги Хохловой делится на сушу и воду. На островах Средиземного моря Оля посвящает себя морю и яхтам, а после заплыва возвращается в Москву и работает с архитектурой городской среды. Несмотря на противоречащие друг другу на первый взгляд занятия, именно их совокупность воспитала в Оле удивительную гармонию. В интервью она рассказывает про обучение на шкипера и работу на круизных яхтах, про отрешение от социальных стремлений и переосмысление мировых процессов, про Балеарские острова и подъем на действующий вулкан в Италии.

— Как вы попали в любительский яхтинг?

— По профессии я архитектор. Я училась в МАРХИ, а потом в институте «Стрелка». Сейчас я работаю в архитектурном бюро Wowhaus, занимаюсь вопросами обустройства городской среды. Но одновременно с этим порой хожу шкипером на круизных яхтах. Я выросла в Сочи на море. Какое-то время мой дядя преподавал в яхт-клубе для маленьких детей, я с ним каталась, но не занималась непосредственно техникой. Но мне все время хотелось научиться. Когда я уехала в Москву, то думала, что вот вернусь и научусь. В какой-то момент дядя утонул. Возвращался на яхте, утонул, и его так и не нашли. Я поняла, что меня больше никто не научит и мне надо как-то решать это самой. И тут на работе коллега сказала, что есть знакомый, который водит яхты. Он рассказал мне, как можно получить лицензию. Так я и поехала в первый раз в Грецию. Я получила лицензию в 2012 году, а профессионально начала работать летом 2013 года.

— Как учатся на шкипера?

— Шкипер — это яхтенный капитан, человек, который управляет яхтой. Чаще всего шкипер работает либо сам на себя на арендованной лодке, либо на чартерную компанию. В любом случае, когда люди хотят отдохнуть на яхте, им необходим человек, который управляет лодкой, прокладывает маршрут, знает какие-то классные места и обеспечивает безопасность. Так как единых международных прав нет, нужно выбрать школу и получить лицензию как минимум уровня Day Skipper. Это значит «капитан прибрежного плавания». С этой лицензией разрешается ходить днем в хорошую погоду не дальше 20 миль от берега (порядка 40 км).

 — Что повлияло на желание пойти в любительский яхтинг?

— Когда осознаешь, что большую часть Земли покрывает вода и по воде ты можешь дойти по любой точки, это очень воодушевляет. Какие-то мировые процессы становятся понятнее, когда ты находишься на воде, а не на суше. На суше важны города как точки скопления, и кажется, что только в них что-то происходит. А когда ты на воде — понимаешь, что на самом деле процессы выстроены по-другому.

— Были какие-то страшные истории, со штормом и русалками?

— У каждой яхты есть небольшая моторная лодка, по-русски тузик. Если ты стоишь на якоре, то на ней ездишь на берег. У нее есть небольшой запас топлива, и надо всегда проверять, чтобы оно не закончилось. И еще всегда с собой на всякий случай должны быть весла и фонарик. Как-то днем я очень много раз ездила туда-сюда на берег и забыла проверить, сколько у меня осталось топлива. Я легла спать, а остальные члены команды и гости пошли на берег в клуб. И вот они мне звонят ночью, просят встретить их в порту. Я сажусь в моторную лодку, плыву, и тут она глохнет. Я пытаюсь ее завести, открываю бак, он абсолютно пустой. И тут в довершение всего я понимаю, что у меня одно весло. Начинаю грести этим веслом, сначала с одной стороны, потом с другой. Понимаю, что это полный ужас. И тут слышу сзади шорох. Оборачиваюсь и понимаю, что на меня на полной скорости идет катамаран. И он меня не видит, потому что темно, а я маленькая. Я начала ему сигналить фонариком и кричать. В последний момент он меня объехал, но было очень неприятно. В итоге мы как-то умудрились созвониться с девочками, я им объяснила ситуацию. Они включили все свое обаяние, нашли на берегу каких-то ребят, которые должны были ехать на свою лодку, но в итоге взяли меня на буксир, привезли всех нас на борт, мы их напоили вином, и все закончилось хорошо.

— Как вы приспосабливаетесь к тому, что гости разные, но при этом вы несете за них ответственность? Приходится ли им объяснять какие-то правила безопасности?

— Во-первых, надо сразу обозначить, что я отвечаю за гостей и несу за них ответственность вплоть до уголовной. Это дает им понять: что бы я ни сказала — это важно. Дальше я объясняю правила безопасности и выясняю, кто чем болеет, кто умеет плавать, а кто нет. В принципе все люди на лодках ведут себя более-менее одинаково. Там черты характера немного нивелируются. На яхте человек ведет себя по-другому. Все становятся спокойными и расслабленными. У моря есть какая-то магия, которая людей делает другими. Все наносное смывается. Я не могу сказать, что все становятся просветленными, но в целом агрессивные черты и выпендреж куда-то уходят.

— У вас бывают не только русские гости. Чем они отличаются от русских туристов?

— Не скажу, что есть сильное различие — наверное, только опытом. Для большинства русских отдых на яхте — это что-то совсем необычное. А для иностранцев все по-другому. На испанских островах, например, передвижение по воде — это обычное дело. Иногда проще с лодки не сходить, куда-то дойти по воде, чем доехать на машине. Для европейцев этот отдых не в новинку. Для них это возможность дойти до каких-то пляжей, которые более доступны на яхте, чем пешком или на машине. И они конкретно знают, чего хотят.

— Расскажите про особенно выдающегося человека, которого повстречали.

— Каждый день встречаешь каких-то особенных людей. Помню, познакомилась со шкипером Роберто, ему уже за 50. Он из Патагонии, Аргентина. Он объездил весь мир и работал на самых разных лодках: и на частных, и на чартерных. Он весь покрыт татуировками с разной символикой и значениями. Можно про каждую татуировку спросить, и он расскажет, что это значит. Он очень спокойный, стальные нервы, и всем помогает. Это удивительный человек, который, вообще не напрягаясь, с утра объезжал все лодки, спрашивал, как дела, все ли в порядке. Всегда был рад чем-то помочь и сам был абсолютно спокоен. Команда его боготворила и повсюду за ним бегала, как за папой. Человек как космонавт. Я космонавтов такими тоже представляю.

— Как поменялись взгляды на жизнь?

— Поменялись настолько сильно, что не знаю, с чего начать и как это объяснить. Могу сказать, что с тех пор, как я начала управлять яхтой, у меня началась вторая жизнь. По факту со стороны это, может, и не заметно. Я живу в том же городе, работаю профессионально в той же сфере. Но по ощущениям — как будто до этого была я другая. А сейчас версия Оля 2.0. Я расслабилась насчет всего в жизни и стараюсь принимать все как есть. Я наконец осознала, что есть совершенно разные люди. Нет кого-то лучше, хуже или правдивее. Все относительно и индивидуально. У каждого человека есть своя вселенная. И я себя, соответственно, стала лучше понимать. У меня пропал страх относительно многих вещей. Я стала и спокойнее, и более открытой, в целом как-то получше. Подшлифовалась, в общем. И самое главное, я поняла, что это все только начало, мне стало очень интересно жить. Не могу сказать, что у меня когда-то были упаднические настроения, но сейчас я действительно понимаю, что жизнь настолько удивительна, что прямо аж дух захватывает.

— А в целом какого склада человек должен быть для работы шкипером?

— Если именно работать шкипером с незнакомыми людьми, то тут как минимум надо уметь относиться к людям с уважением и с пониманием. А если просто ходить на яхте, то в принципе любой человек может. Главное — научиться правилам и технике. Единственное — при всем этом нужно помнить про большую ответственность не только за свою, но и чужую жизнь. Лихачество не пройдет. Вода — она не про это.

— Как поменялось отношение к городу?

— Как я сказала, я стала спокойнее и лояльнее ко всему относиться, мне стало интересно абсолютно все, без какой-то оценочной позиции. Соответственно, и к городу я стала относиться без того чтобы мне что-то нравилось или не нравилось в нем. Я просто наблюдаю. В силу своей профессии я вижу, как можно изменить или улучшить город, как создать более комфортную для людей среду. Я понимаю, для чего нужен город человеку и для чего человеку нужна природа. Конечно, хотелось бы, чтобы большинство людей поняли, как нужно держать баланс. Но вообще нужно иногда выходить на отдых на яхте, на воду. Полезно отрываться от цивилизации, так как это вправляет мозги. Четче понимаешь свое место во вселенной: ты часть целого, и ты не хуже и не лучше ничего и никого. Себя с кем-то или с чем-то сравнивать бесполезно. И мне кажется, когда у человека происходит дисбаланс, проблемы и появляются: с потреблением, агрессией и непониманием других, с самооценкой и любовью к себе.

— Расскажите историю из поездки.

В мае мы стартовали с Сицилии и ходили на Липарские острова. Там есть действующий вулкан, совершенно уникальный. Уже на протяжении нескольких тысяч лет он выплескивает лаву каждые 20 минут по чуть-чуть. Соответственно, у него не накапливается напряжение и нет опасности, что он рванет. В древние времена он служил естественным маяком для судов. Благодаря ему люди понимали, где они находятся, и шли к Сицилии. На этот вулкан можно подняться. Вулкан стоит не классической горкой, а немного завален набок. Там, где он завален набок, стекает лава и все лысое. А с другой стороны, наоборот, бушует зелень и очень хорошая почва благодаря вулканической пыли. Там же находится город. Там снимали фильм «Стромболи, Земля Божья» с Ингрид Бергман в главной роли. Мы начали подъем вечером, еще было светло. Подъем был достаточно тяжелый, а края все никак не видно. Час идешь, два, травы сменяются мелкой растительностью, идешь третий час, стемнело, и ты понимаешь, зачем нужен фонарик. Последний час-полтора ты идешь по камням и отвесным скалам, карабкаешься, ничего не видно, кроме спины впереди идущего. Стало жутко холодно, все задубели. Потом на самом верху начало жечь нос и легкие каким-то специфическим газом. Но все это того стоит. Ты поднимаешься на небольшой хребет, и тут раздается взрыв, и перед тобой встает фонтан лавы метров 50 высотой. Там уже не почва, а пепел. По ощущениям ты как на Марсе, пейзаж совершенно неземной. И эти раскаты грома и выплескивающаяся лава дают понять, что ты стоишь у земного недра, у самого начала времен. Там можно простоять час и увидеть три таких извержения, разных по мощности. Потом спуск идет уже по другой тропинке. По вулканическому пеплу скользишь, как на сноуборде. Ты чуть ли не по колено в этом пепле, ноги в него проваливаются, и он тащит тебя вниз. Только и успевай слегка поворачивать, как на доске. Под конец колени отваливаются. После подъема и спуска все были без сил. Наш проводник посоветовал нам пиццерию, чуть ли не лучшую на всей Сицилии. Мы спустились, а они говорят: а мы закрываемся. Мы начали их уговаривать — мы к вам специально пришли с вулкана. Они услышали русскую речь, и оказалось, что владелец пиццерии из Молдавии. Он в молодости переехал в Неаполь, научился там готовить пиццу, переехал на Сицилию, а потом перебрался на Стромболи. Он нам, естественно, все приготовил. Мы сидели все зачуханные, потные, в пепле, ели эту пиццу и были очень счастливы. Каждый преодолел себя. Это того стоило.

[notification type=»alert-info» closebutton=»yes» icon=»keep-default»]Источник www.moya-planeta.ru[/notification]