– Пфф, океан огромен, что ему будет?
– А как же картинки с прозрачной водой и пальмами, это что, по-твоему, неправда?
–Да какая разница, не в океане живём.

Подобные шедевры человеческой мысли вы услышите даже от, казалось бы, продвинутых людей в ответ на информацию о том, что в Мировом океане, мягко говоря, грязновато.

14877850_10154254789474620_2006312779_nОльга Мироненко, со-основатель эко-проекта Тайга, участник океанологической школы Королевского Морского Института Нидерландов и член научной команды океанологической экспедиции Университета штата Вашингтон, недавно защитила диссертацию по теме загрязнения Мирового океана пластиком и рассказывает о том, что мы предпочитаем не замечать.

 

Эта статья родилась из обсуждения низкобюджетных вариантов поездок на Мальдивы на facebook. Все мы искренне любим бирюзу океана и теплый морской воздух – ажиотаж желающих в обсуждении был вполне  понятен. Но вот далеко не все мы знаем,  например, что на тех же Мальдивах есть атолл, превращенный еще в 1991 году в официальную свалку (Thilafushi), и как вы думаете, куда свозится весь мусор, производимый туристами, искренне любящими бирюзу океана и теплый морской воздух? В этот же самый океан, все верно. А не производить мусор турист не может. Вот и получается, что самим своим выбором места отдыха мы способствуем его разрушению. И даже не догадываемся об этом. Мы бы, наверное, сделали другой выбор, если бы знали. Но как раз знания о реальном положении вещей вокруг нам зачастую не хватает.

В  нашей стране катастрофическая загрязненность океана – практически не известный факт, и такие передовики умственного труда как Артем Лебедев блещут эрудицией и интеллектом, швыряя бутылки и коробки за борт под аккомпанемент незатейливых шуток и рекламы спонсоров действа.

На загнивающем Западе о проблеме мусора в океане говорят давно, собирают целые ассоциации и конференции и всерьез обсуждают на уровне ООН. В Азии о ней тоже хорошо знают: топ-загрязнители океана, по текущей статистике, – Китай, Филиппины, Индонезия, Тайланд, Индия.

Кстати, определимся с понятиями.
В данном случае «океаном» мы будем называть то, что принято называть Мировым океаном. На самом деле, как и со многим в жизни, разделение единого океана на пять плюс моря – большая условность, служащая исключительно для упрощения нашего понимания процессов, в нем происходящих. Не углубляясь в это, – океан един и все его точки связаны друг с другом. Это постоянно перемешивающаяся, вертикально и горизонтально, система, поэтому проблема в одной точке при соответствующем масштабе через какое-то время принимает глобальный оборот.

Не так давно была «олимпийская» новость про байдарочника, который на тренировочном заплыве в Рио перевернулся и упал в воду, столкнувшись с диваном. После этого происшествия «kayak sofa», моментально ставший хитом Олимпиады, завёл твиттер и признался в том, что он, на самом деле, нанят русскими и теперь ищет работу в любой части света.

920x920

Откуда пошли «острова мусора» в океане  

В 1997 году Чарльз Мур, основатель «Algalita» – организации, занимающейся сохранением прибрежных зон – плывя на своем катамаране, решил срезать расстояние и проплыть напрямую от Гавайских островов к Калифорнии и попал в редко посещаемое большое скопление мусора. «Казалось невероятным, но мне не удавалось найти чистое место. Неделю, пока я пересекал его, вне зависимости от времени суток, куда бы я ни взглянул, повсюду плавали куски пластика: бутылки, крышки от бутылок, обертки, фрагменты». С этого момента мир узнал про Тихоокеанский остров мусора и начался разговор о том, что в океане, оказывается, полно мусора.

Как человек, исследующий проблему антропогенного загрязнения океана, могу сказать вот что: всю эту обмусоленную тему про остров мусора в Тихом океане размером с Техас надо забыть немедленно. Это все имеет такое же отношение к истинному положению вещей, как и то, что праздник в дом приходит вместе с Кока-Колой.

Картина же, в упрощенном виде, такова. Груды мусора текут с реками/ сбрасываются с берегов/ кораблей/ смываются во время разного рода стихийного веселья в океан. Сколько его сбрасывается – сами понимаете, никто точно утверждать не берётся. Усредненная оценка – минимум 8 млн тонн в год. Ну и за долгие годы там, в целом, уже немало. Весь этот хлам, в зависимости от плотности, либо оседает на дно, либо плавает в толще воды, либо остается на поверхности. Логично, что на поверхности остается пластик, но он, кстати, прекрасно чувствует себя по всей толще воды. Через небольшой промежуток времени под воздействием такого процесса, как фотодеградация (распад на мелкие части под воздействием волн и солнечного ультрафиолета), получается то, что называется «пластиковым супом» – вода вперемешку с микропластиком (частицы пластика размером до 1 мм.). Так что пресловутые острова мусора это не место, куда можно причалить и пойти поискать подгузник своего дедушки (а он-то вас там будет ждать еще много столетий). Скорее, это такое место, где во взятой пробе воды частиц пластика по массе будет в 32 раза больше, чем планктона.

Не надо быть экологом, чтобы понять, что что-то тут пошло не по плану.

14446266_10154141702324620_1902240944_o

Ольга Мироненко изучает образцы зоопланктона из Вадденского моря в лаборатории. В таких условиях работа проходит сложно — корабль и микроскоп сильно шатает.

А так ли плоха свалка за бортом континентов

Чем, собственно, плох мусор в океане и кому он мешает? Артему Лебедеву не мешает точно, это он, не тушуясь, озвучивает в своем оскароносном ролике. Но, например, менее успешные в разработке шрифтов и карт метро киты, выброшенные на берег, на поверку оказываются набитыми до зубов/усов всякой дрянью: пленками от парников, матрацами, штанами, ведрами и бутылками. Такой *недолго* плавающий мусорный бак. Банально некрасиво по отношению к существам с продолжительностью жизни и IQ существенно выше наших, и даже товарища Лебедева, согласитесь.

Такими мусорными баками становится вообще вся морская фауна, практически без исключения. Медузу, например, от прозрачного пакета в воде даже Sapiens с двумя высшими образованиями не сразу отличит. Более простодушная черепаха, к примеру, даже думать не станет, и это непременно выйдет ей боком. Зверье запутывается в сетях  и тонет, глотает пакеты и задыхается, съедает каких-нибудь 35 зажигалок и тихонько загибается себе в гнезде на каком-нибудь атолле Мидвей. Пластиковые частицы находят даже в зоопланктоне, а это базовое звено всей пищевой цепи океана.

Ну и да, вот вы едите суши, а шанс того, что рыбка-то отравлена токсинами и тяжелыми металлами, *потому что она ела, как вы думаете, что? – пластик, а он как губка впитывает все загрязнения из морской воды*, высок настолько, что нет, вы точно ничего не хотите об этом знать.

В общем, от проблемы можно прятаться – на суше или в пятизвездочном отеле с огороженной акваторией, – но как говорится, если человек не идет к проблеме, проблема приходит к нему сама. Кстати, для понимания масштабов приходящего гляньте картинку с примерным сроком разложения разного типа мусора в морской воде.

Куда мы идём

Человек базовой комплектации априори мыслит эгоистично, исключительно своим комфортом.  Те 70% планеты, на которых он еще не успел поселиться, он умудрился превратить в свалку его величества себя. При этом ему, по большей части, фиолетово, просто потому что (на самом деле, потому что нам не фиолетово, как правило, то, что происходит на наших 33 квадратных метрах). Это пример классического стратегического идиотизма, хотя тот факт, что океан – огромный аквариум, где плавает наша же еда, как бы намекает: не устраивай свалку из колодца, из которого ешь. Хищник и жертва теснейшим образом связаны, такова биохимическая подоплека круговорота вещества на планете.

Лично для меня тот факт, что такая удивительная штука как океан, продуманная во всех мелочах и бесконечно красивая, как с точки зрения физики, химии и математики, так и эстетики, давится нашими диванами, матрацами, пакетами, одноразовыми ложками и прочим хламом, говорит о том, что нам дана планета, гораздо более прекрасная, чем мы того заслуживаем, и мозг, более развитый, чем мы к тому готовы.

И все это сильно смахивает на мультик «Валли», но без оптимизма все равно никак. У меня причин для оптимизма целых две. Первая – люди, чья хата не с краю, а прямо по центру. И такие ведь есть, много. Кто-то собирает мешками мусор на пляжах, кто-то без остановки сажает деревья, кто-то вообще не летает на самолетах, потому что считает свой углеродный след. Это как жить в одной квартире с человеком, который старается сделать так, чтобы в общем пространстве было хорошо и уютно – таким соседям рады все, всегда. Вторая причина – каждый может немного, но влиять на общую картину. А как известно, море собирается по капле.

997332_valli_i_kubik_rubika

Что может сделать каждый

Носить многоразовую бутылку, не брать пакеты в магазинах и не пользоваться одноразовой посудой – все это просто, крайне эффективно, и к тому же своя бутылка в разы приятнее, чем непонятно какая каждый раз. Вообще, максимально сокращать свой «пластиковый» след – потому что не обязательно стоять на берегу и крошить в воду пакеты, чтобы они в итоге там оказались, сами понимаете. Основной объем мусора стекает в океан с реками, а в реки он попадает совершенно хаотично. Поэтому лучше, чтобы этого хлама было как можно меньше.

Посыл этой статьи не в том, чтобы разубедить кого-то ездить на Мальдивы, есть суши, или призвать не бросаться охапками пакетов в черепах и дельфинов – хотя было бы здорово, если бы вы воздержались от таких праздников жизни. Скорее – обратить внимание всех любителей океанической бирюзы, к коим я отношу и себя, на то, что, друзья, у неё проблемы. И проблемы, вызванные ничем иным, как нашими же с вами выборами и действиями.
Наглядный короткий фильм про атолл Мидвей: « MIDWAY, a Message from the Gyre».