Антон Агарков путешественник, фотограф и журналист, про-райдер Marmot и неисправимый романтик-бродяга. Снимает уже около десяти лет.

Когда-то давным-давно я закончил авиационный институт аж с двумя красными дипломами ― инженера-технолога авиационных двигателей и лингвиста-переводчика. Снимал я в то время не очень, но уже тогда четко понимал, что хочу путешествовать. И как-то раз я, совершенно домашний человек, собрал неуклюжий рюкзак и отправился в свой первый в жизни поход. Четыре дня, озера Псковской области, хорошая компания. И вот где-то там у меня сорвало башню. Я начал путешествовать. Как я в то время комбинировал основную работу в науке и путешествия, я вообще не представляю. Потом начал вести блог, снимал все больше и больше. А дальше как-то мгновенно и совсем непредсказуемо перешел в большую журналистику ― стал фотографом и автором портала Strana.ru. А дальше ― командировки по всей стране от Куршской косы до камчатских вулканов, встречи с самыми разными людьми и огромный профессиональный рост ― спасибо тогдашнему главному редактору портала Марии Хачатрян.

А потом все как-то снова само-собой сложилось ― Мария ушла из проекта, и я ушел вместе с ней в неизвестность. Сейчас моя работа ―  это моя жизнь, и меня полностью устраивает такое положение вещей. Я не представляю свою жизнь без путешествий и фотографии, если перестану путешествовать, то пущу корни, покроюсь корой, одеревенею и пропаду. Это то, что я люблю и умею делать и (в конце-концов) то, что меня кормит.

_DSC4459_1200

Наследники степи

Так вышло, что я первый раз попал в степи задолго до начала проекта. В 2011 году я выбрался в Астраханскую, в Богдинско-Баскунчакский заповедник. Есть там гора Большое Богдо ― пупок высотой полторы сотни метров посреди голой степи. Вот на этой горе я и встретил рассвет ― смотрел, как солнце медленно поднимается над степью, высвечивает небольшие холмики и овражки. И понял, что степи это круто. Думаю, что любовь в степям, а через них и к Азии началась примерно в этот момент. Дальше в 2012 году я попал в калмыцкие степи на цветение диких тюльпанов, и влюбился еще сильнее.

А в 2013 году я встретил Веронику, и окончательно влюбился 🙂 Оказалось, что она тоже болеет путешествиями. Ну как болеет ― начисто отшибленная по этой части, как и я. Естественно, мы начали путешествовать вместе, и одним из наших первых совместных путешествий стала фото-вылазка в Казахстан и Киргизию. Там мы совершенно случайно попали на чаепитие в юрту к настоящим кыргызским кочевникам. Представляете, то, о чем мы читали в сказках, происходило с нами! И тогда мы решили бросить все, и отправиться в наше большое совместное путешествие. Так появились «Наследники степи».

_DSC4571_1200

_DSC4584_1200

Изначально маршрут был очень амбициозный. Мы должны были стартовать из Москвы, доехать до Калмыкии, потом перебраться в Астраханские пески, оттуда рвануть в западный Казахстан, снимать на плато Устюрт. После съемкок там мы хотели перейти границу с Узбекистаном, пройти ее насквозь, въехать в Киргизию и снимать там 36 дней. Дальше мы должны были снова переехать в Казахстан, а оттуда в Алтайский край, потом в республику Алтай, Монголию и Бурятию. Там суммарно получалось что-то около 15000 километров и шесть месяцев путешествий. Мы прокладывали маршрут так, чтобы не просто приехать, сфоткаться и поехать дальше, а знакомиться с людьми, с их культурой, искать какие-то истории, снимать эффектные пейзажи.

В результате, конечно, все посыпалось. Все, что было после Киргизии, нам пришлось отменить, но уже в 2015 году мы наверстали упущенное, причем с бонусом.

Скриншот 2016-05-24 20.25.50

Узбекистан мы проехали насквозь всю страну с запада на восток. Начали в столице Каракалпакстана Нукусе. Оттуда поехали в Муйнак ― умирающий город-порт на бывшем берегу Аральского моря. Дальше снова вернулись в Нукус, и оттуда поехали в Хиву, Бухару, Самарканд. Жаль, что не получилось толком посмотреть Фергану, Андижан, Риштан и Ташкент. Очень хотелось попасть на воскресный базар в Ургуте, но там вообще не получалось по времени. Логично было бы проехать такой маршрут на машине, но оказалось, что по Узбекистану и без своей машины путешествовать довольно комфортно. Все самое интересное находится в городах, между которыми можно передвигаться на такси. Общественный транспорт здесь есть, но работает он не очень, поэтому снять на троих машину, чтобы добраться от города до города ― нормальная практика даже для местных. Тут самое важное правильно ― торговаться. Назвали вам цену ― сразу называйте вдвое меньше. Нормальную цену можно спросить, например, у хозяина гостиницы, в которой вы будете ночевать. Если сам хозяин не скажет, то позвонит кому-нибудь из друзей или родственников, уточнит. И не удивляйтесь, когда таксист назовет вам цену раза в три больше ― они здесь любят возить интуристов по двойной цене.

А вот самостоятельно здесь путешествовать, наоборот, сложновато. В западной части страны практически все ездят на газу, бензиновые заправки стоят пустые.

― Бензин есть?
― Нет.
― А будет?
― Нет.

Нормальный бензин начинается примерно от Самарканда и восточнее. До этого его можно купить на черном рынке в пластиковых бутылках за большие деньги. Представляете, что это будет за бензин?

Нукус-Муйнак-Хива-Бухара-Самарканд

Мы выбрали маршрут с запада на восток исключительно из общего маршрута экспедиции ― въехали из Казахстана, выехали в Киргизию. Потом оказалось, что это самый оптимальный маршрут. Начали мы с Нукуса и Муйнака. Это самая адовая часть страны. Жара, пылевые бури и перебои с водой на всей территории Каракалпакстана ― это еще мелочи. Куда страшнее, что именно здесь сильнее всего ощущается то, что Узбекистан ― тоталитарное государство. Народ запуганный, говорить на политические темы все боятся. Представляете, когда вы сидите на кухне, говорите с местными жителями, как у них все жестко, а они резко затихают, широко раскрывают глаза и так тихо-тихо говорят: «Нет, у нас все хорошо». И ты видишь в этих широко раскрытых глазах неподдельный испуг. Дальше этот контроль ощущается не так сильно, но о вашем прибытии в любую гостиницы хозяин этой самой гостиницы будет звонить «куда следует».

Дальше идет Хива, Бухара и Самарканд. Именно в таком порядке. Дело в том, что архитектура Хивы гораздо скуднее, чем архитектура Бухары, а бухарская уступает самаркандской. Поэтому если вы будете исследовать эти города в обратном порядке, то они не произведут на вас особого впечатления. Но есть еще кое-что. Хива поражает не столько архитектурой, сколько сохранностью быта, дворовой жизни. Вы идете по улочкам старого города, а вокруг вас дома с саманными стенами и плоскими крышами, дети играют под тутовыми деревьями, старушки и старики сидять на теплых от полуденной жары камнях. И прямо в центре города, в самом-самом историческом центре, хозяйка печет лепешки в тандыре. Представляете у нас увидеть такое на Красной площади?


_DSC8090_1200


_DSC8139_1200

Бухара шумнее и оживленнее, и такого ярко-выраженного исторического центра с его колоритом здесь нет. Больше архитектуры, больше туристов, больше кафе и сувениров. Ну а Самарканд ― это вообще современный город со всеми вытекающими. Широкие дороги, шум, гам, туристы. Но архитектура здесь самая эффектная.  Вообще, узбеки живут в городах с красивейшей архитектурой ― древние минареты, невероятной красоты и утонченности майолика, резьба по камню и гипсу, вышивки со сложными цветами и узорами. И при этом сами они носят одежду совершенно вырвиглазных цветов с блестками и люрексом. Смотришь на это и думаешь ― вот они, наследники великих восточных халифатов.

_DSC7836_1200

_DSC9206_1200

_DSC6052

Узбекский экстрим

Муйнак. Некогда преуспевающий город-порт на Аральском море, сегодня ― ад кромешный. Три четверти жителей города были так или иначе связаны с рыболовством ― ходили на рыболовных судах, работали в порту или на консервном заводе. Но море ушло, и вместе с ним ушла работа и надежда на будущее. А пришли свирепые пылевые бури, безнадега и алкоголизм. Молодежь здесь начинает напиваться уже в полдень, чтобы к ночи дойти до кондиции и желания начистить кому-нибудь морду. Когда мы ехали в Муйнак, мы об этом не догадывались.

_DSC5666_1200

С нами был сопровождающий, местный журналист Бегзад Аланиязов из Нукуса. Он обещал, чтобы будет с нами все время, будет охранять и решать все вопросы, и даже получил за это какие-то деньги. Мы прибыли в Муйнак к ночи и сразу поехали снимать мертвые корабли. Приключения начались уже тогда. Бегзад под предлогом «купить сигарет» куда-то свалил, и потом мы узнали, что он торопился купить себе еды до закрытия последнего магазина. Только вот нас об этом он не предупредил, и на вечер (кстати, это был мой день рожденья), мы остались с половиной черствой лепешки и бутылкой воды.

А на следующее утро Бегзад уехал. Вот просто так взял и уехал, без объяснения причин. И мы остались один на один с не очень дружественным городом.

У меня в Муйнаке было несколько задач. Первая ― снять мертвые корабли ночью. Их очень много снимали днем, а я хотел сделать именно ночные фотографии ― со звездами и искусственной подсветкой.

_DSC4698

Только кто же знал, что эти корабли ― место тусовки подвыпившей молодежи. В первую же ночь нам пришлось вызывать полицию, чтобы нас благополучно эвакуировали из этих руин. И знаете что сделали полицейские? Они первым делом заехали в нашу гостиницу (древнее полуразвалившееся здание, где ты открываешь дверь, и вместе с ней вываливается кусок стены), взяли хозяина гостиницы, показали ему нас и спросили: «Это они, ваши постояльцы?» Он подтвердил, и только после этого нас эвакуировали под пьяными взглядами местной шпаны.

Вторая задача ― снять каракалпакскую свадьбу. У этого народа тяжелая история и тяжелая жизнь. Сейчас у них не осталось практически ничего, из их богатого культурного наследия, кроме традиционного свадебного обряда беташар. Вот его я и хотел снять.

_DSC5919

_DSC7596_1200

Сперва я пошел к местном мэру, познакомился, представился и сказал, что очень хочу рассказать об из городе что-то доброе. «Ну тогда почему ты все еще сидишь? Я даю добро, работай!». И тогда я начал искать по всему Муйнаку, и оказалось, что именно в дни нашего пребывания, в городе у богатой семьи проходит традиционная свадьба. Я пришел в их дом, меня там приняли как родного, усадили за стол под портрет главы семьи (а это большая честь) и после короткой беседы дали полный кард бланш. На следующий день я снимал подготовку к свадьбе и был весь в предвкушении.

Как бы не так. Этим же вечером ко мне пришел хозяин гостиницы и спросил, а долго ли мы собираемся у него оставаться.

― Еще пару дней. Снимем беташар и уедем.
― Знаете, уезжайте, пожалуйста, завтра. Ко мне приехали из налоговой, сказали, что у меня живут иностранные туристы, а это нельзя. Меня закроют, если вы не уедете.

Спустя десять минут у меня уже была договоренность с местным жителем, который согласился поселить нас у себя. Но приключения продолжились утром. Мы позавтракали, вышли из гостиницы и были готовы переезжать в новый дом, но тут к гостинице подрулила машина, и из нее вышел дядя парня, свадьбу которого я должен был снимать:

― Антон, как ваши дела?
― Мои просто отлично.
― А вот мои не очень. Вчера ко мне приехали из милиции. Сказали, что запрещают мне делать свадьбу племянника, потому что у меня работает журналист из Москвы. Антон, вы видели, что я сделал для вас все. Но сейчас я вас очень прошу: уезжайте.

Мне пришлось согласиться. Представляешь, они даже задержали автобус, чтобы посадить в него нас и выкинуть из города. После этого случая мы хотели бросить все и ехать сразу в Киргизию. Как хорошо, что мы этого не сделали. Хива с ее сказочной атмосферой загладила это неприятное впечатление.

_DSC5826

_DSC5724

Узбекское гостеприимство

Провал со свадьбой в Муйнаке был не первым свадебным обломом. До этого у нас не получилось снять свадьбу в Калмыкии. Казалось, что со свадьбами на маршруте дело у нас совсем плохо.

Но мы приехали в Самарканд. Жаркий вечер, мы идем к Регистану, просто гуляем, отдыхаем после долгого переезда из Бухары. И вдруг слышим громкую музыку. Естественно, мы решили посмотреть, что это такое. Оказывается, на центральной площади города с очень большим размахом отмечают свадьбу. С очень большим ― это значит на пять сотен человек. Мы просто проходили мимо, честно. Сразу трое человек кинулись к нам с криками: «Заходите, гостями будете!» И мы окунулись в сумасшедший водоворот веселья, танцев, выпивки и закусок. Нас усадили за один из центральных столов и начали активно поить, кормить и веселить. И это, оказывается, была только подготовка к свадьбе! Представляют, каким будет сам праздник. Когда мы неуверенно сказали, что нам надо бы идти к Регистану, нас там человек ждет, нам ответили: «Так ведите его сюда, пусть тут ждет! Как не может?… А этот ваш человек пьет коньяк? Вот тогда вам, вместе продолжите праздновать!» Вручили нам бутылку коньяка, проводили, а сами продолжили праздновать.

_DSC9423_1200

На что смотреть, если вы вырвались с узбекской свадьбы

Смотреть надо все. Я серьезно. Приезжаете в Хиву, селитесь обязательно в одной из домашних гостиниц в старом центре города, Ичан-Кале. И ходите, впитываете атмосферу старого города из сказок про Хаджу Насреддина. Из Хивы стоит обязательно съездить к старым крепостям Топрак-Кала и Аяз-Кала. Это руины древних городов на Шелковом пути. Эффектно смотрятся на контрасте с современными городами. В Бухаре ― весь исторический центр и цитадель Арк. Постарайтесь подняться на минарет Калян ― придется немало заплатить, но это того стоит, с минарета открывается шикарный вид на город. В Самарканде ― это конечно Регистан, мавзолей Гур Эмир и мавзолейный комплекс Шахи Зинда.

_DSC9787_1200

_DSC0115_1200

_DSC9851_1200

Но это все мелочи по сравнению с колоритом самой восточной жизни. Все эти архитектурные красоты ― декорации к этой жизни. Хочешь почувствовать ее, ступай на базар. Базар есть в каждом городе Узбекистана, но самый большой и кипучий ― Сиабский базар Самарканда. Туда надо попасть обязательно. Здесь за все надо торговаться, вплоть до ценников в кафе и прайсов в гостиницах. Приходишь на базар, а там ни на одном товаре цена не проставлена. Торговец тебе называют свою, ты ему ― свою, но в три раза меньше. И торгуетесь, пока не остановитесь на каком-то среднем значении. Да и то, торговцы в Узбекистане торгуются по-доброму, с улыбкой и шутками. В Египте, например, торгуются со злостью, там мне из-за этого базары понравились гораздо меньше.

_DSC7881_1200

_DSC8901_1200

_DSC5856
Еще стоит приехать в Бухару и пройти мимо того же минарета Калян или проигнорировать Регистан в Самарканде ― преступление. Но есть и не такие распиаренные достопримечательности. Например, многие умаляют красоты Хивы и тратят на нее совсем мало времени. Большая ошибка ― в Хиве однозначно стоит пожить дня три, почувствовать, как время замедляется, ты погружаешься в эту сонную сказку.

_DSC5795

Если будете в Самарканде, потратьте день на Ургут и его воскресные базары. А как закончите бродить по базарам, попросите первого попавшегося таксиста отвезти вас в Чор Чинор ― заповедник с огромными чинарами, некоторым из которых около тысячи лет. Туристы сюда заезжают совсем редко, а зря ― место сказочное.

Нужно стать своим

Местные жители ― люди хитрые, но великодушные. Вот такое сочетание несочетаемого. Туристов здесь рассматривают в первую очередь как людей с деньгами, из которых эти деньги надо выжать. Но если вас введту в семью, представят как своего, то для вас узбеки расшибутся в лепешку ― будут водить в гости к совершенно незнакомым вам (а часто и им самим) людям, показывать все, что за душой. Очень важно преодолеть этот барьер «свой ― не свой», и тогда вы увидите настоящий, щедрый и открытый Узбекистан. А сломать его можно, если вас кто-то введет в семью. У нас была ситуация под Бухарой, когда нам нужно было встретиться с тандырщиками ― людьми, которые изготавливают из глины традиционные восточные печи. А место там такое, что русский понимает каждый четвертый в лучшем случае. И вот мы с горем пополам нашли таксиста. А мы все знаем, что за народ ― таксисты. Корыстные ребята, мягко говоря. Так вот, этот таксист так проникся нашим интересом, что начал нас возить по семьям, вводил во дворы, усаживал за стол и чай наливал. Благодаря ему мы стали своими. А в конце дня взял за свои услуги какие-то совсем символические деньги.  В Узбекистане вообще особенно остро понимаешь , что чем проще живут люди, чем меньше у них есть, тем они более они открытые и щедрые.

_DSC9523_1200

 

_DSC0221_1200

_DSC7684_1200

В Узбекистане работает мощная программа по защите и поддержке традиционных ремесел, с их работ, купленных иностранцами, не взимается налог на прибыль. Существует целая ассоциация по поддержке ремесел и ремесленников «Хунарманд», а на домах мастеровых династий установлены памятные таблички. В общем, государство рассматривает традиционные ремесла как источник серьезной прибыли даже не для себя, а для своих жителей.

Сами мастера тоже видят, что на традиционных ремеслах можно неплохо заработать, и поддерживают свои профессии. Здесь можно встретить кузнеца в четвертом поколении или гончара в пятом, которые с гордостью и удовольствием поддерживают династию. Многие девушки изучают ковроткачество сразу после школы, а то и раньше. И это их осознанный выбор профессии.

С образованием там все сложнее. Детей, которые учатся в школах, в сентября массово снимают с уроков и отправляют на сбор хлопка. Кто-то помогает по домашнему хозяйству, кто-то перенимает ремесла предков. Но дети там веселее, живее как-то. Больше играют во дворах, лазают по деревьям, прыгают на скакалках. В общем, проводят время так, как его проводили российские дети во время до мобильного интернета и планшетов. И это выглядит здорово. Родители присматривают за своими, да и за чужими детьми, много общаются. Посиделки вечером на горячих камнях мостовой ― это про Узбекистан.


_DSC6005

_DSC4794

_DSC9875_1200

Национальность ― закрытая тема

Через Узбекистан проходил Великий Шелковый путь (если приедете сюда, вам об этом не раз напомнят). Узбеки всегда были торговцами, торговцами они остались и сегодня. А для торговца важнее всего спокойствие. Они радушны, хитры и миролюбивы. Торговля для них важнее войн и завоеваний.

Но вот насчет нелюбви это вопрос отдельный. В Средней Азии вообще все всех недолюбливают. Узбеки презирают Таджиков, Таджики по-тихому ненавидят Узбеков, киргизы презирают узбеков, каракалпаки не любят всех, но к ним хорошо относятся киргизы. Так что мой совет не поднимайте вопросы национальностей. Будут вам что-то говорить, кого-то ругать или превозносить, просто тихо кивайте и соглашайтесь. Не пробуйте спорить никому ничего не докажете, а вот врага нажить можете.

_DSC0491_1200

А вот к москвичам тут относятся просто замечательно. Очень забавно, когда с тобой пытаются поздороваться по-английски, а когда слышат русское «здравствуйте» радуются: «О, земляк приехал!» А еще местные просто шикарно знают географию Подмосковья. «Ты где живешь? В Люберецком районе? А точнее можно? О, Лыткарино я знаю». В Московской области никто Лыткарино не знает, а тут знают.

Вообще здесь интерес московских корреспондентов  предмет для гордости. И когда люди видели наш искренний интерес, они отвечали на него искренним доверием и открытостью.

Если вы решили поехать в Узбекистан

Во-первых, в Узбекистане нельзя путешествовать с палаткой. Каждую проведенную где-то ночь вы должны будете подтвердить при пересечении границы. В каждой гостинице вам предоставят маленький желтый талончик с вашим именем, паспортными данными, датами ночевок и печатью. И не дай бог вас угораздит этот талончик потерять. Если ночью вы ехали в поезде, то доказательством станет билет с датами выезда и прибытия.

Если вдруг вас решил приютить кто-то из узбекских друзей, то ему придется оформить вам временную прописку. Так, например, я был прописан в славном городе Муйнаке. Такого штампа в заграннике я никому не пожелаю.

Если вы все-таки решили побродить по горам и долам с палаткой, то единственный способ избежать проблем на границе  забронировать и оплатить какую-нибудь дешевую гостиницу на эти даты.

_DSC5786

В стране на полную катушку действует черный рынок. Менять деньги в банке невыгодно  курс грабительский. Зато подпольные менялы на базарах и у входов в торговые центры поменяют вам любую валюту. Но лучше попросить у администратора гостиницы позвать менялу к вам, чтобы администратор  местный житель поменял деньги как бы для себя. Так вы получите максимально выгодный курс и избежите возможного обмана.

_DSC7605_1200
Лучшее время для путешествий по Узбекистану
 март-апрель и сентябрь-октябрь. С мая по август здесь настолько жарко, что не хочется высовываться из тени. В ноябре погода паршивая, особенно на востоке страны, ближе к горам.

_DSC0515_1200