«Так! Хорошо! Сейчас налево, немного выше, еще немного… Отлично!» Давид Гёттлер взбирается на гору вместе со своим другом, чемпионом мира, альпинистом из Франции, Ливом Сансозом.

Сейчас они отдыхают после восхождения в Сен-Жерве, маленьком городишке во французских Альпах. В нескольких метрах от скального массива, по которому они поочередно вонзают ножи для колки льда то в горный хребет, то в его прощелины, помогая друг другу подняться выше, журчит ручей. Солнце туманно проглядывается в небольшом овраге.

Еще днем ранее, 36-летний скалолаз был на горе Монблан со своими клиентами. Добравшись до вершины горы Эгюий-дю-Миди (3,842 м) на фуникулере, Давид закрепил ремни на шипах подошвы своей обуви, привязав себя тросом к своей команде. Во главе с ним, через леденистые склоны и обрывы, они обошли многих лыжников, приближаясь постепенно к заданной цели.

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0022-Kopie-930x620

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0017-Kopie-930x620

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0007-Kopie-1600x1066

В таком особенном путешествии скалолаз не упускает возможности дать своему телу привыкнуть к минимальным запасам кислорода. Хотя сейчас, они и на половину не близки к той высоте, на которую он поднимался неделю назад. Там Давид должен был подняться на гору высотой в 8,848 метров без двух основных составляющих для скалолаза: без дополнительного кислорода и без помощи шерпов (народ Непала, участвуют в восхождениях на горные вершины), что подвластно только самому стойкому кругу альпинистов.

Две последние зимы Давид провел со своей девушкой в Шамони, одном из лучших городов Франции для занятия спортом. Не имеющие страха перед высотой и чувствующие себя в путешествии как дома, Давид и Моника познакомились в базовом лагере на Эвересте, где она работает врачом, лечащим самые различные болезни, которые чаще всего возникают в данных условиях.

Давид родился и вырос в Мюнхене, и именно детство заложило в нем тот образ жизни, которому он придерживается сегодня. Он путешествовал по миру со своей семьей, катаясь по дорогам Исландии, покоряя горы Марокко и объезжая Сахару на велосипеде. После окончания школы он провел целый год в красочном городе Гармиш-Партенкирхен, известным своими ландшафтами для лыжного спорта и пешего туризма. Там он и открыл для себя скалолазание. В 1999 году, в возрасте 21 года он стал участником группы юных скалолазов, сейчас же он работает здесь тренером уже нового поколения альпинистов.

Сидя на террасе маленького домика на горе Монблан и греясь на солнце, мы обсудили экспедиции, в которых он побывал, его дальнейшие планы и удовлетворение от проделанной работы. Его жизнь – это дисциплина, адреналин и заработанный тяжким трудом профессионализм. Такова удивительная жизнь альпиниста Давида Гёттлера.

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0023-Kopie-1600x1066

Как всё начиналось

Моим первым опытом была Патагония с 1999 по 2000, так что я был очень молод. А год спустя мы поехали в индийские Гималаи. И эта экспедиция была сплошным кошмаром. Наша цель была почти недостижимой, но мотивации было хоть отбавляй! С самого начала, я понял, что провал всегда будет частью экспедиции, и это не такая уж и плохая вещь, поскольку, претерпевая неудачу, ты можешь многому научиться. И каждый провал приводил меня на вершины гор и помогал достичь цели. Если взять все мои путешествия в горах с 2000 года по нынешний день, а их было 28, то можно увидеть, как половина из них закончилась тем, что гору мы так и не смогли покорить.

Началось с того, что отец рассказал об основах, а я понял для себя, как выйти из зоны комфорта и развивать свои способности. Я брал информацию отовсюду, пытался общаться с опытными людьми, но никогда не учился на курсах. Путешествуя в Патагонии и Гималаях, я научился многому наблюдая за профессионалами. Однако, я участвовал в трехгодовой программе DAV Exped Kader от Альпийского клуба Германии, которая помогла мне развить свои навыки до более высокого уровня. Я не уверен, что находился бы сейчас здесь, если бы не поучаствовал в ней. Поэтому я очень рад заниматься с молодежью: здорово учить их не совершать ошибки подобным моим, от которых ты не сможешь уйти, если будешь просто пробовать без подготовки. В этом спорте так не пройдет. Ты должен знать свое дело хорошо, если хочешь жить долго.

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0067-Kopie-1600x1066

Одна единственная ошибка может стать последней. Для вас страх является преградой? Вам когда-нибудь бывает страшно?

Это часть всего пути. Но когда я являюсь гидом и учу кого-либо, страха быть не должно. Если он все же присутствует, значит, я делаю что-то неверно. Но когда  я поднимаюсь в одиночку, то выбираю путь с преградами. Скажем, добавляю соли в суп. Вот, что интересно. Ты справляешься с преградами, стоящими перед тобой. На прошлой неделе я забирался вон там (показывает рукой на весьма внушающую скалу). Это место называют Проволокой. Когда ты по ней забираешься, а там два питча(100-120 м) вертикальной ледяной скалы, и ты на секунду смотришь вниз, то в голове промелькает: «Черт возьми, она кажется довольно хрупкой». А потом, когда ты концентрируешься и чувствуешь, что дело пошло как нужно, это тебя подзаряжает, и ты  преодолеваешь все трудности. Ты нуждаешься в этом страхе, потому что именно он толкает тебя на движение вперед, он заставляет тебя проверить, все ли под контролем.

Тоже самое было в Гималаях: если ты не боишься, то очень рано облажаешься. Повернешь не туда или нажмешь на хрупкий лед слишком сильно. На горе Годвин-Остин (также называют К2) я был очень высоко и не раз, но однажды я резко развернулся и спустился. Мы стояли под огромной тающей ледяной глыбой с трещинами, спускаться нам пришлось 3,5 часа. Годом ранее в том же самом месте погибло 11 человек. Да, я не добрался до вершины К2, но зато сейчас я нахожусь здесь. Так что я рад, что вернулся.

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0019-Kopie-1600x1066

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0020-Kopie-1600x1066

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0021-Kopie-1600x1066

Страх может побудить к движению, но также и к ошибке. Можно поспешить и оступиться.

Да, это даже забавно, потому что твои конечности вспотевают даже по-разному. Когда ты находишься на Лотсе, в южной части Эвереста, тебе приходится пройти через ледопад в Кхумбу. Именно там в пошлом году погибло 16 инструкторов при снежном обвале. Вроде бы сейчас все тихо, и ты в безопасности, однако ты все в том же самом месте, где гибнут люди. Вокруг тебя везде лед, и ты пробираешься через супер свежее ледяное поле, которое каждый день меняется. Это вопрос времени, вопрос пребывания в ненужном месте в ненужное время. Мне кажется, страх – это хороший знак. Ты не имеешь контроля. Ты просто стараешься избежать ситуации подобного характера настолько, насколько возможно. С другой стороны, ты знаешь, что это часть риска, на который ты идешь, забираясь на вершину. Ты думаешь: «Не буду медлить, за полчаса, наверное, справлюсь».   

Тебе когда-нибудь приходилось попадать под снежный обвал?

Когда ты в горах, то слышишь как за сотни километров от тебя идет снежная лавина, и этот звук никогда не затихает. На К2 однажды мы попали под обвал, который предстал перед нами в виде громадной туманной стены из снега. К счастью, это была всего лишь снежная пыль без осколков льда. Даже тогда, мы не могли дышать около минуты-двух. Нам казалось, что эти две минуты длятся вечно. Мы просто вцепились в скалы и ждали, пока буря затихнет. Матушка-природа очень сильна. Кстати, этот звук слышен только в Гималаях, сразу чувствуешь величину дистанции, в Европе такого нет.

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0054-Kopie-1600x1066

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0053-Kopie-930x620

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0058-Kopie-1600x1066

Наверное, подготовка не легче самого восхождения. В чем обычно заключается твоя подготовка?

Я готовлюсь к восхождению на протяжении целого года. И работа тренера/гида в Вивальпин тоже очень помогает. Не то что бы я заставляю себя, но работа требует пребывания на горе в течение целого дня. Я повторяю основные элементы, что позволяет закрепить навыки. Я тренирую бег, скалолазание, мое тело акклиматизируется, что превосходно! Сейчас мы на высоте в 3600 метров, и это здоровская возможность дать своему телу немного привыкнуть к такой высоте. В конце деревни есть тренажерный зал для скалолазания, и в плохую погоду мы ходим туда. Лето я провожу в Испании и делаю тоже самое: иду на горный хребет или занимаюсь велоспортом для того, чтобы тело стало более выносливым.

Все зависит от гор. К примеру, на К2 мы хотели забраться за раз, поэтому отправились из лагеря на высоте в 5,500 м., а конечная «остановка» на 8,000 м., но нам пришлось развернуться и пойти назад, поскольку мы не смогли идти дальше. Мы прошли 2,500 м. за 26 часов. Обычно, максимальное восхождение составляет не более 1,000 м. от одного лагеря до другого.

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0084-Kopie-1600x1066

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0106-1600x1066

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0104-Kopie-930x620

Похоже, вы не можете без приключений. Два месяца там, два месяца здесь. А семья, дом для вас важны?

Конечно мне нужен дом. Место, с которого начинается и заканчивается мой день, даже если я не так часто там появляюсь. Мне необходимо место, где находятся все мои вещи, где я могу подзарядиться энергией, настроиться морально. На самом деле я не тот тип человека, который смог бы быть вечно в путешествии. Я хорошо чувствую другую культуру, наслаждаюсь новыми местами, это правда очень завораживает, но мне всегда нужно больше.

Вы не используете дополнительный кислород, что довольно не распространено среди скалолазов. Почему?

Это стало правилом для меня – не подниматься на 8,000 метровую высоту с дополнительным кислородом. Ощущение, будто это жульничество. Отсутствие необходимого количества кислорода и делает Эверест таким особенным . Ведь это препятствие, которое гора ставит перед тобой. Если бы я пользовался дополнительным кислородом, мне бы казалось, что я упускаю тот опыт, который получу взамен. Что ты чувствуешь, находясь там, без дополнительного кислорода? Сможешь ли ты справиться с такой высотой? Сама гора прелестна и очень непроста.

Когда ты собираешься в дорогу, как решаешь кто идет вместе с тобой?

Ты обязательно должен выбрать человека, с которым доберешься до своей цели. Большинство времени ты размышляешь о дороге и только потом о человеке, который смог бы стать хорошим партнером. Чем выше гора – тем сильнее сужается круг. С другой стороны, дело больше в техническом опыте, но нельзя упускать и фактор высоты. Тебе нужны опытные скалолазы, которые не испугаются высоты в 6,000 м. И потом, вы же проведете около 2-ух месяцев вместе, т.е. вы должны сойтись характерами. Иначе ты будешь только раздражаться, и закончится твоя поездка.

Когда вы были в Гималаях, там было также жарко как здесь?

Было совершенно иначе. Помню, однажды, мы были в своих палатках, одетые в одно нижнее белье, и ощущение было, будто мы где-то в лесу на шашлыках. Было около +35° по Цельсию. Уже через 5 минут, зашло солнце и стало -15°. Если подставить руки солнцу, то внешняя сторона сильно нагреется, а вторая — останется холодной. Солнце печет довольно сильно, ведь находишься высоко, но воздух остается ледяным.

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0093-Kopie-1600x1066

Поменялось ли оборудование для скалолазания с тех пор как вы начались этим заниматься?

Поменялось – не то слово, особенно электронная техника.  В одной из наших первых экспедиций единственное, что у нас было – это спутниковая радиостанция, и мы могли посылать друг другу только супер короткие сообщения. Хотя сама радиостанция была громадной, очень дорогой и медленной в исполнении. Она использовалась только в чрезвычайных ситуациях. А прошлой зимой, в Нангапарбате, у нас была уже абонентская плата за связь. Мы пользовались штукой размером с тонкую книгу, которая подключалась к радиостанции, а мы сидели и болтали с родными по Skype и WhatsApp. Сейчас спутниковая радиостанция размером с айфон. И то же самое с фотоаппаратами/камерами. В моем первом путешествии я пользовался обычной пленкой.

Снаряжение стало намного легче, инструменты для скалолазания, палатки, особенно обувь. Самое главное отличие в весе. Каждый раз, когда я вижу снимки с первых экспедиций в Гималаях, дух захватывает. Вот это инвентарь! Они такой путь проделали просто неся это на себе, а я переживаю, как бы мой рюкзак был не слишком тяжелым. (смеется)

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0120-Kopie-1600x1066

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0139-Kopie-930x620

У вас есть любимое приспособление/инструмент?

Ага, гималайский костюм (Himalayan suit от North face). Когда ты его надеваешь, чувствуешь себя суперменом, которого невозможно сломить. Но он не для ежедневной носки, в городе ты в таком не погуляешь. А еще мне нравятся всякие мелочи, которые приходится всегда носить с собой.

Уверена, что впереди вам предстоит побывать еще на многих горах, на которые вы забраться пока не успели. Как считаете, остались ли на Земле неизведанные/нетронутые места?

Конечно! Вышки в 8,000 метров известны нам только потому, что их изучали немалое количество времени. На нашей планете осталось огромное количество мест, которые изучены даже не наполовину: в которых человек был всего один раз, или изучены только одной дорогой. Но ведь все остальное совершенно нетронуто. Потому что оно может быть опасным для жизни человека, или просто невозможным для преодоления. Если спуститься на высоту 6,000 — 5,500 м., то можно увидеть девственные, почти нетронутые горы. В городе Сычуань ты смотришь на горизонт, и в голове крутится: «Вау, а что это такое? А это что?». Потому что там никто никогда не обитал. Мне кажется, в мире столько неизведанного…об этих местах никто даже и не подозревает. В мире больше не будет таких людей как Райнхольд Месснер, благодаря которому далекое несуществующее стало реальным и знаменитым. Но ведь еще столько всего неоткрыто.

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0120-Kopie-1600x1066

Скоро вы отправляетесь на Эверест. Что чувствуете, в предвкушении?

Я собираюсь подняться на северную часть Эвереста с двумя моими приятелями, весной. Мы постараемся обойтись без дополнительного кислорода и шерпов. В северной части можно быть полностью независимым: там не бывает ледопада, так что мы не будем нуждаться в медицинской помощи докторов, которые по щелчку пальцев сделают нашу цель более достижимой. Мы хотим изменить маршрут, пробуя разные дороги. Все должно быть идеально: условия и наше самочувствие. Даже за последние несколько лет условия для скалолазов сильно изменились. Не исключен вариант, что закончится наше путешествие обычной дорогой, на которой мы ни раз бывали. Все зависит от условий. Посмотрим.

Вы делитесь своими картами маршрута?

Да, изначальный план этой дороги принадлежал двум моим друзьям. Один из них, Герфрид Гёшл, австриец, погиб на Каракоруме в зимней экспедиции. Он составил этот план с Луи Руссо, и Луи предложил мне пойти с ним. Потом оказалось, что он не может осуществить этот трип, но похоже, он сильно не переживает.

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0170-Kopie-1600x1066

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0168-Kopie-1600x1066

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0172-Kopie-1600x1066

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0178-Kopie-1600x1066

Чем вы занимаетесь на остановках в лагере?

Читаю, по Skype разговариваю и отвечаю на письма по e-mail. Рассказываю про прошедшие путешествия и предстоящие. Мы там трижды в день кушаем и много спим. Еще, два года назад я начал практиковать йогу. В экспедициях на остановочных пунктах ничего не мешает ей заниматься, если на улице спокойно, и лагерь находится не слишком высоко.

Вы проводите какие-нибудь ритуалы перед тем как отправиться в поход?

Мы никогда не отправляемся в путь из лагеря, если не была проведена Пуджа. Это обряд буддийской философии, этим занимаются шерпы. Это то, во что я действительно верю. Я даже некомфортно себя чувствую, если не проделаю этот обряд самостоятельно. Потом у нас есть мандалы. Сейчас я храню их дома, но когда отправляюсь в путешествие, то они всегда со мной.

На Эвересте некоторые произносят специальные мантры перед тем, как идти через ледопад. Я тоже их знаю. Таким образом ты достигаешь особенного сближения с горой, почти как сами шерпы. К примеру, они верят, что вершина горы – это место, где живет Господь, поэтому туда ни в коем случае нельзя забираться. Ты можешь быть в метре от вершины, и они очень ценят, если ты не нарушаешь этого верования. Для меня этого абсолютно нормально, я уважаю культуры местных жителей. Например, когда я был в Пакистане, я старался принимать их обычаи и принимать участие в том, чем они занимаются.  На Нангапарбате мы с командой как-то отправились в небольшую мечеть, и это было удивительно.

Вам приходилось сообщать о погибших телах на Эвересте?

Да, на 8-ми километровой высоте приходится иногда сообщать о погибших и спускать тела вниз. Ты должен просто сделать это и продолжать работу. Иногда это выглядит очень странно. Есть один подъем, где ты должен не ошибиться с выбором пути, иначе ты не доберешься до вершины. Ты добираешься до плато, и если тебе попался погибший альпинист, это значит, что ты на правильном пути. Это сумасшествие, но все эти несчастные случаи – часть скалолазания. Ты хочешь знать, что произошло, анализируешь это, пытаясь понять, что было сделано не так, и не допускаешь совершенных ошибок. Горцы хорошо отбрасывают негативную энергию и фокусируются на позитивном.

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0201-Kopie-1600x1066

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0230-Kopie-1600x1066

Какие регионы непальского Эвереста тебе нравятся больше всего для скалолазания?  

Не могу с собой ничего поделать – весь регион Кхумбу: он самый простой. Другие, типа Макалу и Канченджанги очень здоровские, но они далеко расположены и приходится нести палатки, что означает дополнительную нагрузку. Еще мне нравится маршрут Rolwaling Himal, но он тоже приводит к Кхумбу. Вообще, Кхумбу всегда загружен, но если приезжать в конце года, ближе к ноябрю, это место великолепно. Сюда можно добраться и другими путями. И с инфраструктурой все в порядке, не нужно везти свои палатки, там есть спальные мешки в домиках, так что можно останавливаться, где захочется. Можно задержаться или наоборот быстро уехать, как твоей душе угодно. Домики не такие дорогие, вид прекрасен, можно наблюдать за Эверестом или добраться до его лагеря. Там есть 5,000 м. вышки, куда можно забраться без особого снаряжения, и гид тебе тоже не понадобится.

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0214-Kopie-1600x1066

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0228-Kopie-1600x1066

Freunde-von-Freunden-David-Goettler-0223-Kopie-1600x1066

Вы чем-нибудь интересуетесь также сильно, что могло стать бы частью вашей жизни?

Сложно сказать. Мне очень нравится мореплавание, но я почти никогда этим не занимался. Иногда мне кажется, что возможно из меня получился бы не плохой моряк.

Может быть, дадите напутствующее слово для новичков, собирающихся пойти в свой первый поход?

Если вы хотите попробовать что-то сложное, но при этом вы не достаточно опытны и не уверенны в себе, идите вместе с гидом. Это намного безопаснее. Вы научитесь с ним намного большему, выучите дорогу намного лучше, нежели в одиночку. Если вы все-таки идете один, вы должны быть достаточно храбрым, чтобы узнать на что способны. Поворачивайте вправо, когда обычно идете налево, и тогда вы окажетесь в совершенно новом для вас месте.

Источник